Петька на даче

Печать
(63 голосов)
Оглавление
Петька на даче
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5

            Несомненно, самым сильным эпизодом рассказа является финал, когда Петька узнает, что он должен покинуть «другое место». Читатель в полной мере ощущает ужас и безысходность, которые почувствовал маленький мальчик. Мы слышим крик ребенка («громче самого горластого мужика»), его боль, которую он пытается только усилить. Автор лексически глаголами передает чувства Петьки, которые выплеснулись на нас за несколько секунд чтения этого эпизода. Обилие слов определенной семантики, таких как «заплакал», «била», «закричал», «боль», «острые камешки», помогают автору создать атмосферу эпизода, тяжелую и ужасающую. Так же помогает создать этот эпизод однородные члены: «ручонка его... била по руке матери, по земле, по чем попало». Тем самым создается стремительность эпизода, его надрыв, безысходность.

            Соседние эпизоды контрастны: сразу после этого психологического взрыва мы читаем медленный, размеренный диалог. Истерика мальчика почти не подействовала на барина и барыню. Они не осознают всю глубину чувств, переживаний героя, который вот-вот вернется в  мир потных рук и туповатых бритв.

            У рассказа кольцевая композиция: в конце произведения то же, что и в начале. Петька  предстает читателю в старом облике: «Глаза были сонливы и апатичны, тонкие морщинки, как у старого человека, ютились около глаз и под носом». Снова вокруг мальчика звучит "Мальчик, воды", а так же "Вот, погоди!", если «сонливый мальчик разлил воду или перепутал приказания». Одно поменялось в жизни Петьки: теперь он «говорил о том, чего не бывает, чего никто не видел никогда и не слышал».

                       



  Нет комментариев.

Обсудить на форуме. (0 комментариев)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить