Мир природы и мир человеческой души в лирике Б. Л. Пастернака

Мир природы и мир человеческой души в лирике Б. Л. Пастернака

  «Набрал в рот вселенную и молчит. Всегда, всегда молчит. Аж страшно», - такую запись сделал о Пастернаке О. Мандельштам в 1931 году. А. Ахматова чуть позже также призналась: «Я сейчас поняла в Пастернаке самое страшное: он никогда ничего не вспоминает». Как видим реакция двух поэтов на Пастернака схожая – «страшно!». И это при том, что оба масштаб его знали, гордились им как современником. Объяснить это можно тем, что Пастернак работал в иной сфере – в сфере Вселенной, как, например, Тютчев или Фет. Кстати, после выхода сборника «Сестра моя – жизнь» критики стали называть Пастернака поэтом «фетовско-тютчевского склада», который кладет в основу своих стихотворений «впечатление, а не идею», разлагая мир на простые компоненты ощущений. В ранней лирике Пастернака действительно чувствовалось влияние Фета, когда-то заявившего, что его «муза не лепечет ничего, кроме нелепостей». Может быть, такими же «нелепостями» полны и стихотворения Пастернака. Взять хотя бы хрестоматийное «Февраль. Достать чернили плакать…»:
Февраль. Достать чернил и плакать! Мир природы и мир человеческой души в лирике Б. Л. Пастернака

  «Набрал в рот вселенную и молчит. Всегда, всегда молчит. Аж страшно», - такую запись сделал о Пастернаке О. Мандельштам в 1931 году. А. Ахматова чуть позже также призналась: «Я сейчас поняла в Пастернаке самое страшное: он никогда ничего не вспоминает». Как видим реакция двух поэтов на Пастернака схожая – «страшно!». И это при том, что оба масштаб его знали, гордились им как современником. Объяснить это можно тем, что Пастернак работал в иной сфере – в сфере Вселенной, как, например, Тютчев или Фет. Кстати, после выхода сборника «Сестра моя – жизнь» критики стали называть Пастернака поэтом «фетовско-тютчевского склада», который кладет в основу своих стихотворений «впечатление, а не идею», разлагая мир на простые компоненты ощущений. В ранней лирике Пастернака действительно чувствовалось влияние Фета, когда-то заявившего, что его «муза не лепечет ничего, кроме нелепостей». Может быть, такими же «нелепостями» полны и стихотворения Пастернака. Взять хотя бы хрестоматийное «Февраль. Достать чернили плакать…»:
Февраль. Достать чернил и плакать!
Писать о феврале навзрыд,
Когда полуденная слякоть
Весною черною горит…
Казалось бы, здесь присутствует абсолютно случайный набор слов, однако пейзажные детали стихотворения выстраиваются так, как будто мир предстает захваченным врасплох, а лирический герой – «природы праздный соглядатай» (А. Фет. «Ласточка») – стремится запечатлеть мгновения чувств:
И чем случайней, тем вернее
Слагаются стихи навзрыд.
  Природа для Пастернака – «тайник вселенной», а лирический герой его - «случайный соглядатай», подсматривающий, как «гроза сожгла сирень» («Наша гроза»), как звезды «блещут, дышат радостью», или «ветер розу пробует приподнять по просьбе» («Звезды летом»). Примеры такого подсматривания легко умножить, и все они только лишний раз докажут поэтическую одухотворенность мира природы в лирике Б. Пастернака. Природа у него исцеляет человека:
Весна. Я с улицы, где тополь удивлен,
Где даль пугается, где дом упасть боится,
Где воздух синь, как узелок с бельем
У выписавшегося из больницы.
  «Весна»
Но счастье исцеления дается человеку только тогда, когда природа полностью доверяет ему. Этому доверию в поэтическом мире Пастернака отведено, пожалуй, самое главное место во взаимоотношениях человека и природы:
На свете нет тоски такой,
Который снег бы не вылечивал.
  «Тоска»
  Человек в лирике Пастернака является частью природы, но следует отметить, что поэт почти не писал стихов, которые можно назвать только пейзажными. Обычно его стихи о природе намного шире и емче по содержанию. Природа у него – один из образов, синонимов жизни:
Сестра моя – жизнь и сегодня в разливе
Расшиблась весенним дождем обо всех.
  «Сестра моя – жизнь» 
  Переживание дробности, детальности природного мира давало возможность молодому поэту интуитивно угадывать жизнь как единое целое. В ранней лирике Пастернака природа жила своей внутренней жизнью, которую можно было созерцать, лишь отказавшись от какого-то вмешательства в нее. Поздний же Пастернак подчеркивал, что человек «живет не в природе, а в истории». Если в «Сестре моей – жизни» главенствовал интуитивный принцип проникновения в святая святых природной жизни, в тайну ее скрытого существования, то в «переделкинских» стихах 1940 года природа доступна и открыта до малейших деталей и подробностей:
Осень. Сказочный чертог,
Всем открытый для обзора,
Просеки лесных дорог, заглядевшихся в озера.
  «Золотая осень»
Природа у Пастернака в период работы над романом «Доктор Живаго» выступает как образец и пример для подражания человека, живущего в истории:
Таков притон дроздов тенистый.
Они в неубранном бору
Живут, как жить должны артисты,
Я тоже с них пример беру.
  «Дрозды»
Не случайно в стихотворении «Вакханалия» природа предстает как образец высокой и рискованной игры:
Сколько надо отваги,
Чтоб играть на века,
Как играют овраги,
Как играет река.

Как играют алмазы,
Как играет вино,
Как играть без отказа 
Иногда суждено.
Нетрудно заметить, что красота природы здесь предъявлена человеку как категорический императив. Природа хочет быть свидетелем человеческого поступка, подвига, зрителем той роли, которая играется в исторической драме. От личности требуется готовность к риску и самопожертвованию, к труду и бескорыстию. Поэтому в стихотворении «Хлеб» и появляется прямая формула поведения личности:
Ты понял блаженство занятий,
Удачи закон и секрет,
Ты понял, что праздность – проклятье,
Что счастья без подвига нет.

Что ждет алтарей, откровений,
Героев и богатырей
Дремучее царство растений,
Могучее царство зверей.
  Б. Л. Пастернак, ощущая себя «вечности заложником, у времени в плену», стремится вернуть нарушенное единство идеала и нормы. Его восприятие природы – это гармоничный синтез природного и исторического начал человека. «Сказочное только рядовое, когда его коснется рука гения», - вот мысли Юрия Живаго, за которыми угадывается позиция самого Пастернака. 

 
Адрес страницы на сайте :
http://redpencil.ru/pasternak-boris-leonidovich/mir-prirodi-i-mir-chelovecheskoy-dushi-v-lirike-b.-l.-pasternaka.html

© RedPencil, 2018