Своеобразие лирики Н. А. Некрасова

Своеобразие лирики Н. А. Некрасова

 

       «Нам нужен был поэт, который с красотою Пушкина, силою Лермонтова умел продолжить и расширить реальную, здоровую сторону стихотворений Кольцова», - писал Н. Добролюбов в 1860 году. Таким поэтом стал Н. А. Некрасов. Вся его поэзия полна веры в величие народа. Его Муза - русская крестьянка, «бледная, в крови», иссеченная кнутом, а главным героем произведений стал народ. Более того, народ стал для Некрасова воплощением всей России, Родины. Другой Родины, кроме мужицкой, у него не было. Каков же он, этот некрасовский народ? Это могучий народ. Его руками создано в России все: Москва, Петербург и дорога между ними. Народ - основа России, то, на чем стоит все, в том числе и культура, и цивилизация. Поэтому так настойчиво требует Некрасов уважения к народному труду.

Благослови же работу народную

И научись мужика уважать.

Именно уважать, не жалеть, не сострадать ему, а уважать. Ведь и самим строителям дороги важно знать, вспомнят ли их:

Братья! Вы наши плоды пожинаете!

Нам же в земле истлевать суждено...

Все ли нас, бедных, добром поминает

Или забыли давно?

Но у этого могучего, глубоко нравственного народа есть правители, которые этот народ предали, продали и забыли. В стихотворении «Забытая деревня» крестьяне напрасно ждут барина: они надеются, что когда он приедет, то восстановит справедливость, пригреет старость, позволит любящим соединиться:

Умерла Ненила; на чужой землице

У соседа-плута урожай сторицей;
Прежние парнишки ходят бородаты;
Хлебопашец вольный угодил в солдаты,

А сама Наташа свадьбой уж не бредит...

Барина все нету...барин все не едет!

Однако правители пренебрегают своими обязанностями по отношению к народу или попросту совсем их не выполняют. Вот как, например, в стихотворении «Размышление у парадного подъезда». Мужики пришли по верному адресу: к министру государственных имуществ, пришли издалека («кровь на ногах»), пришли летом, в самую страду, когда в деревне каждая пара рук -  жизненная необходимость. Министр обязан был их принять, но кто-то крикнул: «Гони! Наш не любит оборванной черни». И мужики, которых Некрасов так уважительно представляет в начале стихотворения «деревенские русские люди»,  ушли, повторяя «Суди его Бог!», разводя безнадежно руками.  Государственные чиновники  народ предали, но и народ только терпит и стонет: «Этот стон у нас песней зовется...» И это терпение становится уже безнравственным. В этом горько упрекает народ Некрасов. Убийственен в этом отношении финал «Железной дороги», который можно сравнить только с концом сказки Салтыкова - Щедрина «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил». Поэтому «Размышление у парадного подъезда» заканчивается вопросом-упреком: «Ты проснешься ль, исполненный сил, иль, судеб повинуясь закону, все, что мог, ты уже совершил, - создал песню, подобную стону, и духовно навеки почил?..»

        Да, народ за себя пока постоять не может. Но есть люди, которые помнят о нем. Это «народные заступники» - вторая важная тема поэзии Некрасова.  Их не так много, людей, для которых народное благо не забава «шелкоперов». Прежде всего это русские писатели. Некрасов перечисляет их поименно:

Эх! Эх! Придет ли времечко,

Когда (приди, желанное!)

Когда мужик не Блюхера

И не милорда глупого - Белинского и Гоголя

С базара понесут...

«Народными заступниками» Некрасов считал декабристов, первыми вступивших в открытый бой за обиженного мужика. О них он написал поэмы «Дедушка», «Русские женщины». С той обостренной чуткостью и остротой зрения, которую дает только любовь, Некрасов разглядел и тот немногочисленный пока отряд заступников, которых выдвинул из своей толщи народ, - Гришу Добросклонова, Ермилу Гирина («Кому на Руси жить хорошо?»), выбравших «путь славный, имя громкое», как герой стихотворения  «Школьник».  С этим стихотворением связана трогательная традиция русской литературы - тема детей.  Невозможно жить без надежды. Надежда Некрасова - дети.  Недаром стихотворение «На железной дороге» имеет подзаголовок: «Посвящается детям» И ведь действительно стихотворение впрямую обращено к детям, строясь как разговор с мальчиком Ваней. Посвящение подчеркивает, что единственно возможный собеседник в данное случае - ребенок. Когда вмешивается генерал, категорически и безапелляционно отрицающий созидательную роль народа, рассказчик произносит только одну фразу: «Я говорю не для вас, а для Вани...» С генералом говорить бесполезно, а вот дети еще не безнадежны, они могут многое понять. На них надеется Некрасов, в них он видит залог счастья народа. Вот и обращение к мальчику, идущему в школу, заканчивается восклицанием:

Вот за что тебя глубоко

Я люблю, родная Русь!

Не бездарна та природа,

Не погиб еще тот край,

Что выходит из народа

Столько славных, то и знай, -

Столько добрых, благородных,

Сильных любящей душой,

Посреди тупых, холодных

И напыщенных собой!

                         «Школьник»

          Н. А. Некрасов был человеком высокого благородства души и человеком великого ума. Когда мы произносим его имя, то всегда называем его «народным поэтом». Он действительно народен, в самом полном и высоком значении этого слова. Он выбрал себе не блаженный удел незлобливого поэта, а долю поэта-гражданина:

Но рано надо мной отяготели узы

Другой, неласковой и нелюбимой Музы,

Печальной спутницы печальных бедняков,

Рожденных для труда, страданий и оков.

 
Адрес страницы на сайте :
http://redpencil.ru/nekrasov-nikolay-alekseevich/svoeobrazie-liriki-n.-a.-nekrasova.html

© RedPencil, 2018