«Сон Обломова».

«Сон Обломова».

Роль эпизода как ключ к пониманию главного героя и романа, или

Пространство идиллии в романе И. А. Гончарова "Обломов"

- Да ты поэт, Илья!

- Да, поэт в жизни, потому что жизнь есть поэзия.

- Это не жизнь!

- Что же это по-твоему?

- Какая-то обломовщина...

И. А. Гончаров. "Обломов".

Предварительные задания учащимся

Знать близко к тексту эпизоды из романа:

«Сон Обломова» (ч. I, гл. 9.)

Мечты Ильи Ильича Обломова (ч. II, гл. 4.)

Выборгская сторона (ч. IV, гл. 9.)

Жизнь Штольцев (Андрея и Ольги)  в Крыму (ч. IV, гл. 8.)

  Анализ эпизода. Вопросы и задания

Первая группа. Идиллический пейзаж в  сне Обломова. Какую функцию он выполняет?

Вторая группа. Время и пространство в сне Обломова. Соотнесите пространство Обломовки с пространством г. Калинова: что общего и различного?

Третья группа. Обычаи, обряды Обломовки. С какой целью так подробно рассказал о них автор?

Четвертая группа. Фольклорные мотивы сна. Проанализировать вступление ко сну Обломова. Почему картины моря, гор не привлекают автора? Какой характер носит описание моря, гор?

Роль эпизода. Вопросы и задания

1. Внимательно прочитайте эпизод о мечтах Обломова (ч. II, гл. 4.). Соотнесите со сном Обломова: что общего и различного?

2. Выборгская сторона (ч. IV, гл. 9.). Жизнь Обломова у Агафьи Матвеевны Пшеницыной: что общего и различного с жизнью в Обломовке?

3. Жизнь Штольца и Ольги в Крыму. Почему они выбрали это место? Сравните мечты Обломова со взаимоотношениями Ольги и Штольца.

 

Слово учителя

                     Тема семинара  "Пространство идиллии в романе И. А. Гончарова "Обломов". Эпиграфом к нему мы взяли фрагмент из диалога Обломова и Штольца:

- Да ты поэт, Илья!

- Да, поэт в жизни, потому жизнь есть поэзия.

- Это не жизнь!

- Что же это по-твоему?

- Какая-то обломовщина

Отсюда и цель нашего урока-семинара: разобраться, действительно ли "жизнь есть поэзия" и Обломов в ней поэт? Или же мы согласимся со Штольцем, назвавшим эту жизнь "какой-то обломовщиной"?

        Внутри нашей общей темы можно выделить несколько микротем. Условно назовем их: "Сон Обломова", "Мечты Ильи Ильича Обломова", "Выборгская сторона", "Жизнь Штольцев в Крыму". Каждая микротема имеет свое смысловое пространство, но соединяет их единое пространство жанра идиллии. Обратимся к словарной статье "идиллия".

       Идиллия относится к буколической поэзии (от гр. буколика - пастушеский), жанр античной поэзии, небольшое стихотворное произведение с описанием мирной жизни, простого быта, нежной любви, свирельных песен (часто с использованием фольклорных мотивов). Идиллия требует чувственного восприятия жизни, в нем мало действия.

Идеальный  пейзаж:

- мягкий ветерок, овевающий, доносящий приятные запахи;

- вечный источник, прохладный ручей, река, утоляющие жажду;

- цветы, широким ковром устилающие землю;

- деревья, раскинувшиеся широким шатром, дающие тень;

- птицы, поющие на ветвях.

       Таковы пять самых устойчивых элементов того, что именуется "приятным, восхитительным местом", "местом мест". Идеальный пейзаж в русской поэзии относится обычно к весне и лету, при этом могут смешиваться все времена года (условное время). Пример тому - стихотворение М. Лермонтова "Когда волнуется желтеющая нива".

       Идеальные признаки пейзажа созданы как бы для того, чтобы  насыщать и радовать все человеческие чувства. Он полностью гармонирует с природой человека.

Основные черты идиллии

Характерный идеальный пейзаж.

Единение человека и природы.

Замкнутое пространство, неопределенное время, иногда цикличность времени (условность времени).

Мифический характер.

Бессюжетность.

Бесконфликтность.

I. Анализ эпизода сна

     Идиллия относится к лирическому жанру. Уместно ли говорить об идиллии сна? Сравните два фрагмента из первой главы и "Сна Обломова": в чем сходство и различие? Какова интонация, структура предложений, где больше информативности, а где описательности?

 

Глава первая

Сон Обломова

     В Гороховой улице, в одном из больших домов, народонаселения которого стало бы на целый уездный город, лежал утром в постели, на своей квартире, Илья Ильич Обломов. <...>

   Это был человек лет тридцати двух-трех от роду, среднего роста, приятной наружности, с темно-серыми глазами, но с отсутствием всякой определенной идеи, всякой сосредоточенности в чертах лица. Мысль гуляла вольной птицей по лицу, порхала в глазах, садилась на полуотворенные губы, пряталась в складках лба, потом совсем пропадала, и тогда во всем лице теплился ровный свет беспечности. С лица беспечность переходила в позы всего тела, даже в складки шлафрока. <...>

     Цвет лица у Ильи Ильича не был ни румяный, ни смуглый, ни положительно бледный, а безразличный или казался таким, может быть, потому, что Обломов как-то обрюзг не по летам: от недостатка ли движения или воздуха, а может быть, того и другого. Вообще же тело его, судя по матовому, чересчур белому цвету шеи, маленьких пухлых рук, мягких плеч, казалось слишком изнеженным для мужчины.

     Где мы? В какой благословенный уголок земли перенес нас сон Обломова? Что за чудный край? <...>

    Небо там, кажется, напротив, ближе жмется к земле, но не с тем, чтоб метать сильнее стрелы, а разве только, чтоб обнять ее покрепче, с любовью: оно распростерлось  так невысоко над головой, как родительская надежная кровля, чтоб уберечь, кажется, избранный уголок от всяких невзгод.

     Солнце там ярко и жарко светит около полугода и потом удаляется оттуда не вдруг, точно нехотя, как будто оборачивается назад взглянуть еще раз или два на любимое место и подарить ему осенью, среди ненастья ясный, теплый день.

      Река бежит весело, шаля и играя; она только разольется в широкий  пруд, то стремится быстрой нитью, или присмиреет, будто задумавшись, и чуть-чуть ползет по камешкам, выпуская из себя по сторонам резвые ручьи, под журчанье которых сладко дремлется. <...>

    Измученное волнениями или вовсе не знакомое с ними сердце так и просится спрятаться в этот забытый всеми уголок и жить никому не ведомым счастьем. Все сулит там покойную, долговременную жизнь до желтизны волос и незаметную, сну подобную смерть...

    

 

     В первом фрагменте заложена информативность, перечислены особенности  внешности героя, описательный стиль, достаточно подробный и в меру образный. Во втором, напротив, чувствуется созерцательность, красочность описания, образность, музыкальность. Все это достигается художественными средствами поэтической речи.  Природа здесь живая, одушевленная. Значит, с этой точки зрения мы уже можем говорить о сне как о поэтическом творении, возможно, даже с идиллическими мотивами.

1. Идиллический пейзаж

     В Обломовке человеку уютно жить, у него не возникает ощущения неустроенности быта, незащищенности перед огромным миром. Природа и человек слиты, едины, и, кажется, "небо там ближе к земле", которое способно защитить обломовцев от всех внешних проявлений, и это небо распростерлось над землей, как домашняя кровля. Такая атмосфера мира Обломовки передает полное согласие, гармонию в этом мире.

2. Время и пространство Обломовки

     Идиллический пейзаж неотделим от конкретного пространственного уголка, где жили отцы и деды, будут жить дети и внуки. Пространство Обломовки ограничено, оно не связано с другим миром. Конечно, обломовцы знали о том, что в восьмидесяти километрах от них находится губернский город, но редко ездили туда, знали и о Саратове, и о Москве, Питере, "что за Питером живут французы или немцы, а далее уже начинался для них, как для древних, темный мир, неизвестные страны, населенные чудовищами, людьми о двух головах, великанами; там следовал мрак - и, наконец, все оканчивалось той рыбой, которая держит на себе землю".

      Никто из жителей Обломовки не стремится выйти из этого мира, ибо там - чужое, враждебное, их вполне устраивает счастливое «житье-бытье», и их мир - самостоятельный, целостный и завершенный.

     Строгая ограниченность пространства живет по своим вековечным традициям, ритуалам. Любовь, рождение, брак, труд, смерть - составляющие части пространства Обломовки. Вся жизнь сводится к этому кругу и так же неизменна, как смена времен года.

Какое место в жизни обломовцев занимает любовь?

     Любовь в Обломовке  носит совсем иной характер, чем в реальном мире, она не может стать каким-то переворотом в душевной жизни человека, она не противостоит другим сторонам жизни. Любовь-страсть противопоказана миру обломовцев, она находится в той же парадигме жизни, что и рождение, брак, еда, смерть. Обломовцы "плохо верили душевным тревогам; не принимали за жизнь круговорота вечных стремлений куда-то, к чему-то; боялись, как огня, увлечения страстей". Ровное, спокойное переживание любви естественно для обломовцев.

3. Обычаи, обряды обломовцев

     Существенное место в жизни обломовцев занимают обряды и ритуалы. "И вот воображению спящего Ильи Ильича начали открываться сначала три главные акта жизни, разыгравшиеся как в его семействе, так и у родственников и знакомых: родины, свадьба, похороны. Потом потянулась пестрая процессия веселых и печальных подразделений ее: крестин, именин, семейных  праздников, заговенья, разговенья, шумных обедов, родственных съездов, приветствий, поздравлений, официальных слез и улыбок..."

    Кажется, что вся жизнь обломовцев состоит только из одних обрядов и ритуальных праздников. Все это свидетельствует об особом сознании людей - мифическом сознании. То, что для обыкновенного человека считается вполне естественным, здесь возведено в ранг мистического бытия - обломовцы смотрят на мир, как на таинство, святость. Отсюда особое отношение к времени суток: вечернее время особо опасное, послеобеденное время сна обладает могущественной силой, которая управляет жизнью людей. Есть здесь и таинственные места - овраг, например. Отпуская Илюшу гулять с няней, мать строго наказывала "не пускать его в овраг, как самое страшное место в околотке, пользовавшееся дурною репутацией".

    Особое отношение к приметам: в них мир подает человеку знаки, предупреждает его, диктует свою волю. Если в зимний вечер погаснет свеча, то в ответ "все встрепенутся: "Нечаянный гость" - скажет непременно кто-нибудь", и дальше начнется самое заинтересованное обсуждение этого вопроса, кто бы это мог быть, но в том, что гость будет, в этом никто не сомневается. Мир обломовцев абсолютно свободен от каких-либо причинно-следственных связей, которые очевидны для аналитического ума. Вопрос "почему?" - это не обломовский вопрос. "Расскажут ли им, что копна сена разгуливала по полю, - они не задумаются и поверят; пропустит ли кто-нибудь слух, что вот это не баран, а что-то другое, или что такая-то Марфа или Степанида - ведьма, они будут бояться и барана, и Марфы: им и в голову не придет спросить, отчего баран стал не бараном, а Марфа сделалась ведьмой, да еще накинутся на того, кто бы вздумал усомниться в этом".

      Мистическое восприятие мира уводит обломовцев от истинного его познания, следовательно, и от борьбы с ним, тем самым обеспечивает миру какую-то надежность, неизменность.

4. Мифический характер сна

       Масштаб сна позволяет разглядеть в нем черты античного мира.  Античные реминисценции постоянно присутствуют в тексте сна:  "Иллиада" Гомера напоминает русскую жизнь. Античная модификация мира воспроизведена с целью показать мир гармоничный, теплый, возвышенный. На античный мир автор намекает в самом начале сна, как будто полагаясь на интуицию просвещенного читателя. "Небо там, кажется, ... ближе жмется к земле, но не с тем, чтобы метать сильнее стрелы, а разве только, чтоб обнять ее покрепче, с любовью, чтоб уберечь, кажется, избранный уголок от всяческих невзгод".

     Это описание точно рифмуется с мифом о браке Земли с Небом - Геи с Ураном. Отсюда возникает образ мира, который весь заключен в любовные объятия, и этот образ мира несет в себе утопию Золотого века.

     Вернемся к начальным фрагментам сна. Почему стихия, "дикость и грандиозность" моря вызывает у автора неприятие? Все это не соответствует умиротворенности жизни обломовцев, романтический пейзаж не в их духе, он тревожит сердце, он может быть опасен. Эта стихия не из Золотого века, где все говорит об идиллическом восприятии образа мира.

 Детство Ильи Ильича Обломова. Какие внутренние силы Обломова увяли, какие развились его воспитанием, образованием?

     Любознательность, активное участие в любых проявлениях жизни, сознательное отношение к жизни, трудолюбие - все это утрачено под влиянием чрезмерной опеки матери, няни, слуги.

     В то же время развились черты мечтательности, воображения, поэтического восприятия жизни, широта души, добродушие, мягкость, утонченность. Все эти черты - результат воздействия сказок, таинственного восприятия жизни, ее мифологизация.

Выводы, обобщения

    Сон Обломова выдержан в жанре идиллии, все составляющие части жанра налицо. Он не пророчествует, не предупреждает, он своеобразный ключ к пониманию характера героя. «Сон Обломова» - это великолепнейший эпизод, который останется в нашей словесности на вечные времена, был первым, могущественным шагом к уяснению Обломова с его Обломовщиной", - писал критик Александр Васильевич Дружинин.

II. Роль эпизода

Аналитическая беседа

1. В какой период жизни мы встречаемся с Обломовым на Гороховой улице Петербурга? Сохранил ли он черты обломовского восприятия мира?

     О петербургском Обломове сказано, что он "уж был не в отца и не в деда. Он учился, жил в свете: все это наводило его на разные чуждые им соображения. <...> Ему доступны были наслаждения высоких помыслов; он не чужд был всеобщих человеческих скорбей".

    Илья Ильич предстает перед читателем в тот  момент, когда все его попытки государственной деятельности потерпели фиаско, когда его роль в обществе окончательно не удалась и когда жизнь его свелась к лежанию на диване. Вместе с тем лежание на диване сопровождалось у него "внутренней волканической работой пылкой головы и гуманного сердца". "Обломов любил уходить в себя и жить в созданном им мире".

2. Как могло произойти перерождение восприимчивого к жизни Обломова? Обратимся  к фрагменту мечты героя (ч. 2, гл. 4). О чем мечтает герой?

     Практически все, из чего складывается идиллия, вошло в мир мечты. Уютный уголок, в нем уединяется поэт. Уединение не подразумевает одиночества, участие друзей - непременный атрибут жизни. "Он думал о маленькой колонии друзей, которые поселятся в деревеньках и фермах, в пятнадцати или двадцати верстах вокруг его деревни, как попеременно будут каждый день съезжаться друг к другу в гости, обедать, ужинать, танцевать". Идеал жены с одной стороны спроецирован на Ольгу ("тут музыка Casta diva!"), с другой - на Агафью Матвеевну Пшеницыну ("На кухне стучат в пятеро ножей; сковорода грибов, котлеты, ягоды").

3. Сравните с дружеским посланием Пушкина "Городок" (1815), элегией К Батюшкова "Мечта". Соответствует ли идеал поэтов жизни Обломова в Петербурге?

      Созданный идеал жизни у Обломова строится по законам искусства и сориентирован на определенную поэтическую традицию: дружеское послание, элегия, идиллия, когда, подобно гетевскому герою Фаусту, хочется воскликнуть: "Остановись, мгновенье, ты прекрасно!"

      Дружба, любовь, искусство - вот немногочисленные покровители поэта в его уединении, но они сполна обеспечивают ему счастье, радость и гармонию.

 4. Может Илья Ильич воплотить свой идеал в жизнь? Может он вернуться в Обломовку?

      Стремление воплотить его в жизнь терпит крах, как всякий эстетический эксперимент с жизнью. Жизнь постоянно ставит героя в такие обстоятельства, которые не могут быть учтены ни одним жанром. Никакая жанровая традиция не в состоянии интерпретировать жизнь по своим законам, поэтому "жизнь трогает везде, достает..."

     Мечта - легкий посох поэта, с которым он уходит от жизни всегда одной дорогой - "забвения тропой" (К. Батюшков).

Илья Ильич не может вернуться в Обломовку не потому, что план переустройства имения не готов. В этот мир нельзя вернуться, из него можно только уйти. Дорога, соединяющая эти два мира идет только в одном направлении: из малого в большой. Обломов уже не человек времени, он человек истории: "Он уж был не в отца и не в деда". Доказательством тому - "малая Обломовка", жизнь на Выборгской стороне.

5.  Найдите черты сходства Выборгской стороны с Обломовкой?

     Нетрудно разглядеть в доме Пшеницыной черты сходства с миром детства, мечты. Но в то же время ощущается теснота этого мира: "тощие сады", "дворик", "немощеные улицы", "двор величиной с комнату". Там, в Обломовке - огромный мир, где небо и земля соединились под родительской кровлей, здесь - мир, размером в комнату. Выборгская сторона - это царство быта, в нем нет поэзии, он лишен духовности. Илья Ильич ушел на Выборгскую сторону от страданий большого мира, но тем самым ушел и от своего счастья, в конце концов от самой жизни.

     "Вглядываясь, вдумываясь в свой быт и все более и более обживаясь в нем, он, наконец, решил, что ему некуда больше идти, нечего искать, что идеал его жизни осуществился, хотя без поэзии, без тех лучей, которыми некогда воображение рисовало ему барское, широкое и беспечное течение жизни..."

     Из этой триады  жизни "быт - идеал - поэзия" в реальности остался только быт, с ним теперь сопряжен идеал Обломова - поэзия ушла из жизни.

     В какой-то степени образ Обломова напоминает поэта К. Батюшкова, А. Дельвига, для которых победа над несовершенством мира путем создания эстетической утопии  ведущая тема. Известна трагическая судьба этих поэтов: рано ушел из жизни Дельвиг, душевно заболел Батюшков.

     Обломов не испытал наслаждений, добытых в борьбе, отказался от них в пользу покоя в уютном уголке, чуждом движения, осмысления жизни. Пушкинская формула "Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать" ("Элегия", 1830), которая действительно дает полноту жизни, помогает обрести гармонию, оказалась неприемлемой для Обломова.

 6. Илья Ильич поселил в свою мечту Штольца - человека, которому многое в обломовском мире чуждо. Но, как ни странно, именно Штольц и Ольга воплощают мечту Обломова. Докажите это.

      Вопрос о возможности воплощения идиллического идеала в жизни решается у Гончарова на примере двух героев - Ольги и Штольца. Поселившись в Крыму, они все время контролируют свою жизнь, чтобы она не превратилось в обломовское существование. Между тем многие черты его идеала воплотились в семейной идиллии Штольцев.

 

7.  Найдите сходные черты мира мечты Обломов и реальной жизни Штольцев.

Жизнь Штольцев

Мир мечты

     Они поселились в тихом уголке, на морском берегу. Скромен и невелик был их дом...

     Но среди этой разновековой мебели, картин, среди не имеющих ни для кого значения, но отмеченных для них обоих счастливым часом, памятной минутой мелочей, в океане книг и нот веяло теплой жизнью...

     Сеть винограда, плющей и миртов покрывала коттедж сверху донизу. С галереи было видно море, с другой стороны - дорога в город.

    Все было у них гармония и тишина...

    Снаружи и у них делалось все, как у других. Вставали они хотя не с зарей, но рано; любили долго сидеть за чаем, иногда даже будто лениво молчали, потом расходились по своим углам, обедали, ездили в поля, занимались музыкой... как все, как мечтал и Обломов...

     Как мыслитель, и как художник, он ткал ей разумное существование, и никогда еще в жизни не бывал он поглощен так глубоко, ни в пору ученья, ни в те тяжелые дни, когда боролся с жизнью.

      "Как я счастлив!" - говорил Штольц.

    Погода прекрасная, небо синее-пресинее, ни одного облачка... В ожидании, пока проснется жена, я надел бы шлафрок и походил по саду подышать утренними испарениями; там уж нашел бы я садовника, поливали бы вместе цветы, подстригали кусты, деревья. Я составляю букет для жены. Потом иду в ванну или в реку купаться, возвращаюсь - балкон уж отворен; жена в блузе, в легком чепчике... Она ждет меня.

     Потом, надев просторный сюртук или куртку какую-нибудь, обняв жену за талью, углубиться с ней в бесконечную, темную аллею; идти тихо, задумавшись, молча или думать вслух, мечтать, считать минуты счастья, как биение пульса; слушать, как сердце бьется и замирает; искать в природе сочувствия...

     Посмотреть персики, виноград... А тут записка к жене от какой-нибудь Марьи Петровны, с книгой, с нотами, то прислали ананас в подарок или у самого в парнике созрел чудовищный арбуз...

     Ты слышишь: ноты, книги, рояль, изящная мебель...

 

     Штольцы "поселились в тихом уголке" - о таком уединении мечтал и Илья Ильич. И у Штольцев все те же "ноты, книги, рояль, изящная мебель".

      Илья Ильич мечтал уйти от общества, света, не находя там никаких интересов, видя там одних "мертвецов". Ему хотелось освободиться от вечной суеты, страстей, жадности, сплетен, пересудов. Такое же неприятие света открылось и в Ольге. Илья Ильич мечтал, "обняв жену за талью, углубиться с ней в бесконечную темную аллею, идти с ней искать в природе сочувствия". Все это осуществилось в жизни Штольцев: "Он повел ее за талию опять в аллею".

      Штольцам удалось избежать страсти: "все было у них гармония и тишина". Любовь с каждым годом крепла, набирала силу. Одним словом, они достигли той "нормы любви", о которой мечтал Обломов и которую он определил как "вечное и ровное течение чувства". В семейном укладе Андрея и Ольги осуществился идеал их друга, они узнали, что такое счастье в "настоящем времени", а не в прошлом или будущем.

8.  Почему автор поселил Штольцев в Крыму? Именно в том месте, которого боялись обломовцы?

     Показательно то, что Гончаров поселил Штольцев в Крыму. Образ юга был чрезвычайно важен для русских романтиков, с ним часто связывался мотив бегства, освобождение, преодоление конфликта с действительностью. Осмысленная в свете этих традиций, тема семейной идиллии наполняется особым значением. Штольцы действительно как будто свободны от бед, горя, несчастий. Но сознание того, что мир, оставленный за пределами этого уютного уголка, их не покидает. И это хорошо видно на примере Ольги.

    Здесь мы вновь сталкиваемся с тем, что обретение гармонии в результате ухода из малого мира в большой, в мир самодовольства, спокойствия, тишины, частной автономии, невозможно. Жизнь рождает противоречия и не может состоять только из одной поэзии. В этом смысле Илья Ильич Обломов, пожалуй, не прав, говоря, что "жизнь есть поэзия". Но и отсутствие поэзии в жизни неизбежно ведет к примитивному быту. Формула жизни Пушкина "Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать" - это и есть настоящая проекция жизни, в которой, как это ни печально,  не нашлось места Обломову.

 

Литература

1. О. И. Сердюкова. Гончаров-романист. Самара. 1994.

2. Е. И. Ляпушкина. Русская идиллия XIX века и роман И. А. Гончарова "Обломов". Санкт-Петербург. 1996.

1.      В. А. Недзвецкий. Романы И. А. Гончарова. Москва. 1996.

 

Мы уже писали, как  непросто разобраться с ролью эпизодов в романе Л. Н. Толстого

«Война и мир». Во-первых, необходимым условием в данной работе является безупречное знание текста (краткое изложение здесь вряд ли поможет). Во-вторых, в процессе текстуального изучения необходимо разобраться в сложных переплетениях нравственных и философских проблем в романе. Своеобразие авторской концепции заключено уже в самом названии романа - «Война и мир». Писателя интересует, как на фоне исторических событий  реализуется тенденция к объединению и обособлению людей. Единство, т. е. мир,  - это дружба, любовь, брак,  семья, социальная справедливость, национальная идея,  воплотившаяся   в «мысль народную».   В период Отечественной войны у Толстого - это прежде всего «скрытая теплота патриотизма», которая заполняет весь духовный мир героев, независимо от возраста и социального положения. В разобщении людей, по мнению Л. Н. Толстого, виноваты  нравственные пороки. Самым страшным из них является стремление людей убивать и разрушать, т. е. война. Война противостоит миру, «и надо как можно теснее и больше народа взяться рука с рукой, чтобы противостоять общей катастрофе». Мир - это естественность, полнота содержания жизни; война - это форма, искусственность, фальшь. Все герои романа тяготеют к тому или иному полюсу жизни. Антитеза является определяющей в сложной художественной системе романа. Возможно, именно с этих позиций и стоит рассмотреть некоторые эпизоды в романе. Заметим также, что в романе несколько ключевых эпизодов («Именины Наташи Ростовой», «Небо Аустерлица», «Дуэль Пьера с Долоховым», «Бал Наташи Ростовой» и другие), которые могут быть предложены в этой номинации тем. Один из них мы подробно проанализируем.

 
Адрес страницы на сайте :
http://redpencil.ru/goncharov-ivan-aleksandrovich/son-oblomova.html

© RedPencil, 2018