«Страдания и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца»

Печать
(0 голосов)
Оглавление
«Страдания и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца»
Страница 2
Страница 3
Страница 4

Вспомним текст. В последние годы Сергей действительно стал отдаляться от Ольги Васильевны. Ей, биохимику, странно было его вне­запное увлечение парапсихологией, которую он хотел исполь­зовать для своих исторических разысканий. Он искал нити, соединяющие прошлое с ещё более далёким прошлым и с будущим. Человек для него был тончайшим нервом истории, который можно отщепить, выделить и - по нему определить многое. Начинал он с собственной жизни, со своего отца, пос­ле гражданской войны деятеля просвещения. И находил в своих предках и в себе нечто общее - несогласие.

Неудачи преследовали его: в институте, где он работал, возни­кали интриги, шла подковерная борьба, в которой Сергей не хотел участвовать. Это лишало его сил, он мучился, слабел, но какой-то стержень внутри него, по замечанию Ольги Васильевны, оставался нетронутым.

Именно эта несгибаемость больше всего дорога автору. Именно в «несогласии» героя участвовать в нечистых играх карьериста Климука, когда-то приятеля Сергея, для Трифо­нова непоказное достоинство героя, сохранявшего порядоч­ность в ущерб собственному успеху и благополучию. В пери­од сгущавшейся духоты брежневского безвременья писатель сумел показать, как задыхается в этой ядовитой атмосфере умный, талантливый человек, не желающий поступаться соб­ственной честью.

Трифонова интересовало состояние жизни, ее нрав­ственный и духовный тонус. Может быть, поэтому ему и уда­лось больше, чем кому бы то ни было, выразить умонастрое­ния интеллигента 70-х годов, драматизм его судьбы, страдания.

Интересен роман «Время и место», который сам Трифонов определил как «роман са­моосознания». Он объяснял такой способ повествования ря­дом преимуществ: «Ведь человек несет в себе - осознанно и неосознанно - все, что он пережил, или все, что ему при­шлось пережить. Он не может стряхнуть с себя груз прошло­го. Оно сидит в нём. Поэтому я стараюсь, изображая челове­ка, вытащить все его внутренние слои, которые в нём уже перемешались, слились каким-то образом в единое целое». (Вспоминаем человека Достоевского, который свесился в самую бездну, бездну страданий, утрат, боли.) Писатель стремился собрать воедино времена, свидетелем которых был сам: конец 30-х годов, война, послевоенное вре­мя, середина 50-х, современность.


  Нет комментариев.

Обсудить на форуме. (0 комментариев)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« «Настоящий писатель – то же, что древний пророк: он видит яснее, чем обычные люди»